Мама Валентина Выговского: "В Лефортово сын признался мне, что дважды прощался с жизнью"

14.02.2018 00:00
shadow
Мама Валентина Выговского: "В Лефортово сын признался мне, что дважды прощался с жизнью"
Мама Валентина Выговского: "В Лефортово сын признался мне, что дважды прощался с жизнью"

Свой 33-й день рождения украинский предприниматель Валентин Выговский отметил в колонии строгого режима в Кировской области России, куда кремлевские власти упекли его по сфальсифицированному обвинению в шпионаже. Родственники и активисты политзаключенного провели в Киеве акцию в его поддержку

— Когда я брался за дело Валентина Выговского, у меня была тайная надежда, что он действительно занимался шпионажем, — заявил по скайпу известный российский адвокат Илья Новиков (он защищал в суде Надежду Савченко). — Дело в том, что спецслужбы своих не бросают, и если бы Выговский работал на СБУ или иную разведку, то она сделала бы все, чтобы его освободить. Однако, к сожалению, он не шпион. Об этом четко сказано в открытой части приговора (уголовное дело моего подзащитного засекречено, но некоторые бумаги не содержат государственной тайны, поэтому о них я могу рассказывать). Там написано, что обвиняемый шпионил сам для себя! Контактов с какой-либо спецслужбой не имел, но якобы надеялся в будущем продать кому-нибудь собранную информацию. А пока тратил свои деньги на то, чтобы ее добыть. Я обсуждал уголовное дело Выговского с коллегами, которые участвовали в шпионских судебных процессах, и все они заявили, что с обвинениями, подобными тем, которые предъявлены Выговскому, ни разу в своей практике не сталкивались.

Изначально Валентину вменяли в вину коммерческий шпионаж, за который он мог получить максимум два года. Но затем дело переквалифицировали на «шпионаж», приговорив моего подзащитного к 11 годам лишения свободы. Причем процесс в Московском областном суде проходил в закрытом режиме.

— Я догадывалась, что сыну присудят именно такой срок, — говорит мама Валентина Выговского Галина Васильевна. — Незадолго до объявления приговора увидела на улице несколько купюр. Обычно утерянные кем-то деньги не поднимаю, а тут чей-то голос произнес: «Возьми». Развернула смятые купюры — девять гривен. Почему-то вдруг возникла мысль: Валику дадут девять лет. Вижу — сбоку еще две гривни лежат. Одиннадцать получается. Вскоре нам сообщили, что сына приговорили к 11 годам лишения свободы. Надеюсь, Валик отсидит два года, а потом его отпустят…

— Получается, что моего сына российская ФСБ арестовала из-за увлечения авиацией и космонавтикой, — говорит отец Валентина Выговского Петр Степанович. — В школьные годы по звуку двигателей он научился определять, какой именно летит самолет. После окончания школы Валя стал студентом факультета электроники Национального университета «Киевский политехнический институт».

Так сложилось, что после окончания вуза по специальности он не работал — предпочел заняться бизнесом: торговал запчастями для автомобилей и теплотехнического оборудования. Обожал рыться в моторах: к нему приезжали такие же, как он, фанаты автодела. Они днями пропадали в гараже.

При этом Валя не забросил детское увлечение: покупал на «Петровке» (книжный рынок в Киеве. — Авт.) диски с фильмами о самолетах и космических кораблях, читал материалы на специализированных сайтах в Интернете. Гордился, что на одном из них, посвященном советскому орбитальному челноку многоразового использования «Буран», разместили редкую фотографию, которую ему удалось раздобыть. В сети на форумах он общался с людьми, разделявшими его увлечение, в том числе с россиянами. Он мне говорил, что некоторые из них стали в последние годы «секретными» специалистами — им запретили поддерживать контакты с иностранцами. Скорее всего, из-за этого Валя и попал в поле зрения ФСБ. Когда в 2014 году в России начали фабриковать громкие уголовные дела против украинцев, мой сын стал жертвой этой кампании.

— Как он попал в руки ФСБ?

— Его арестовали в сентябре 2014 года в Крыму — Валя поехал туда из Киева. Накануне выезда позвонил мне: «Еду на поезде в Симферополь, уже билеты купил (тогда еще можно было попасть в оккупированный Крым по железной дороге. — Авт.). Расскажу подробности после возвращения». Однако мы его так и не дождались.

— Я в это время была в селе, а когда вернулась, муж сказал, что сын исчез, — говорит мама политзаключенного. — Какое-то время у меня было ощущение, что Валентина нет в живых. Рассказала об этом сыну, когда через семь месяцев российский следователь разрешил мне с ним встретиться. «Так я и не был жив — из меня выбили всю душу. Тело ходило отдельно от души. Прежнего Валика уже нет — его убили», — ответил на это сын. Тогда он просил никому из посторонних об этом не говорить.

— О том, что стряслось с сыном, мы узнали не сразу, — говорит Петр Выговский. — После его исчезновения я подал заявление в милицию. Я не очень-то верил, что правоохранители помогут, и мы с женой начали самостоятельный поиск, привлекли друзей, родственников, знакомых. Благодаря им удалось узнать: Валю арестовали на симферопольском вокзале. А официальная информация пришла только через две с половиной недели: российские власти уведомили о Валентине консульство Украины в Москве. В документе была лаконично названа причина ареста: нарушение статьи 183 — сбор коммерческой информации. О шпионаже тогда речь не шла.

— Я дважды ездила к сыну на свидания в Москву в Лефортовскую тюрьму, куда его этапировали из Крыма на самолете с мешком на голове, — говорит Галина Васильевна. — Перед этими встречами все хотела спросить Валентина, что заставило его поехать из Киева на оккупированный полуостров, ведь было очевидно — это опасно. Однако каждый раз как видела сына, все от волнения в голове мешалось, и я забывала спросить.

— Каким вы увидели Валентина, когда приехали к нему на свидание?

— Он ужасно исхудал. До ареста при росте 185 сантиметров весил 83 килограмма — как раз норма. Я как увидела его в кабинете следователя в московской тюрьме Лефортово, так и ахнула — тощий, словно подросток. Таким худым он был разве что в классе седьмом. Валентин долго не мог и слова произнести — его душили слезы. Потом посмотрел на меня: «Мама, я дважды прощался с жизнью», — наконец сказал он. Затем опять замолчал. Когда смог взять себя в руки, рассказал, что на допросах его раздевали, унижали. Сын поглядывал то на меня (боялся, чтобы я не ударилась в истерику), то на следователя, ведь он мог прервать свидание в любой момент. Но тот делал вид, что ничего не слышит. На ухо сын сумел шепнуть мне, что его вывозили в лес, где жестоко избивали, имитировали расстрел: по нему дважды стреляли из автомата возле вырытой могилы. Тогда он прощался с жизнью, поэтому говорил мучителям все, что о них думает. Пока сын был в Лефортово, мы получили от него много писем. В одном из них есть такие строки об имитации расстрелов: «Чтобы пережить это без психологических последствий, нужно иметь стальные нервы». И дальше: «ФСБ — как бандиты, только с государственными мандатами. Они считают нас (украинцев) врагами. Для них я преступник, а на самом деле — мученик». Один эфэсбэшник сказал Вале: «Был бы 37-й год, я бы не пожалел для тебя пули!»

Валик говорил на свидании, как сильно любит семью, особенно своего маленького сыночка. Кстати, пока мы не сказали малышу, где находится его папа.

— Вы привозили Валентину его любимые домашние блюда?

— Ничего домашнего передавать в Лефортово нельзя. Есть список разрешенных продуктов и вещей. Правила там очень строгие. Например, с плитки шоколада обязательно следует снять фольгу. Валентин удивлялся, как я смогла привезти столь огромный баул. Передача действительно весила немало — 30 килограммов.

Получить свидание оказалось несложно: назначенный российским государством адвокат дал мне телефон следователя, который вел дело Валика. Я позвонила, и мне назначили дату. На свидании сын предупредил, что адвокат работает на ФСБ, поэтому я старалась с ним как можно меньше общаться. Во время суда у сына тоже был назначенный российскими властями защитник, и на него мы никаких надежд не возлагали. Только недавно адвокатом моего сына стал юрист, которому мы доверяем, — Илья Новиков.

Во второй раз я поехала на свидание с сыном в ту же Лефортовскую тюрьму уже после вынесения приговора — в конце января нынешнего года. Со мной была невестка. На этот раз мы разговаривали с Валентином через стекло в специальной комнате для свиданий. Он к тому времени сильно изменился: стал спокойным, уверенным в себе человеком. Рассказывал: персонал уважает его за то, что он активно занимается спортом — только отжиманий от пола выполнял ежедневно 1200. Из пластиковых бутылок и старых футболок сделал самодельные гантели. В одном из писем он написал: «Усиленно занимаюсь спортом, чтобы выйти на волю с хорошей фигурой, а не куском сала».

В письмах сын поделился некоторыми подробностями судебного процесса над ним: «После одного из заседаний гособвинитель (прокурор) сказала мне: «Молодой человек, зачем вам сидеть в тюрьме? Служили бы родине. Не важно, какой родине».

Как это не важно! Просто цирк какой-то. ФСБ зачем-то хотела завербовать Валика.

— Я описал в одном из писем сыну то, что в телепередаче Савика Шустера рассказывал о пережитых в застенках ФСБ пытках вышедший на волю молодой юрист львовянин Юрий Яценко, — замечает отец Валентина Выговского. — Сын ответил, что с ним было примерно то же самое. У него значительно ухудшилось зрение (он много читал при слабом освещении в камере), возникли проблемы с зубами. Травмы, полученные во время пыток, уже зажили.

В неволе сын отмечает день рождения уже второй раз. Валик писал нам, что когда ему исполнилось 32 года, сокамерник подарил тетрадку и ручку. К сожалению, после того, как в мае нынешнего года сына этапировали из Лефортово в колонию строго режима в Кировской области, он прислал лишь одно немногословное письмо, в котором указан обратный адрес. В колонии Валентина навестили украинский консул Геннадий Брескаленко и российский правозащитник. Они рассказали, что тех, кого содержат в одиночной камере, на работы не водят. Администрация никак не комментирует то, почему Валентина изолировали от других заключенных. Возможно, так его оберегают от эксцессов на случай принятия решения о его обмене на кого-либо, в ком заинтересована Россия.


*Этот снимок сделан в мае нынешнего года в колонии строгого режима в Кировской области. Валентина Выговского (в центре) смогли посетить российские правозащитники

— Обмен — это сейчас единственная реальная надежда на освобождение моего подзащитного, — заявил российский адвокат Илья Новиков. — Украинская сторона готова вести соответствующие переговоры — об этом вы можете прочесть на сайте МИД Украины.

В Киеве активисты и верующие провели акцию в поддержку Валентина Выговского. В ней приняла участие мама недавно освобожденного из российских застенков Геннадия Афанасьева Ольга Геннадиевна. «Поддержка людей помогла освободить моего сына, теперь я помогаю освободить вашего», — сказала она.


*На акцию пришла мама Геннадия Афанасьева Ольга Геннадиевна (в центре с длинными волосами). Слева от нее мама Валентина Выговского Галина Васильевна. Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Каждый из нас может поддержать Валентина Выговского, написав ему письмо на русском языке (на украинском не пропустит российская цензура) и отправив по адресу:

ФКУ ИК-11
УФСИН России
по Кировской области
поселок Утробино
Кировская область, Россия
613040
Выговский Валентин Петрович
1983 года рождения.


Источник: “http://antikor.com.ua/articles/134304-mama_valentina_vygovskogo_v_lefortovo_syn_priznalsja_mne_chto_dvahdy_proshchalsja_s_hiznjju”

Оставить комментарий